alt-lab.org — 2021

Путешествия во времени в южном полушарии 32

11 июня 2021 (19:14:08)

Не успели Франц со товарищи покинуть машинный зал, как вновь произошел хлопок, означавший прибытие машины. Лампы освещения по всему подземелью слегка моргнули пару тройку раз. Франц в это время с коллегами шел по тоннелю. Они молча преглянулись между собой и пошагали дальше. В это время у всех сработали коммуникаторы на дежурном канале и взволнованный голос техника из машинного зала попросил вернуться Франца и его коллег обратно в зал. Франц громко выругался и вся компания развернулась назад.

  За раздвижными дверьми их ждал такой сюрприз, что на несколько секунд они хором даже присели от неожиданности. Франц простонал что то нечленораздельное себе под нос и схватился за голову: по среди зала стоял Александр в скафандре. Шлем он уже успел снять и держал его в руках. Рядом с ним стояли два увесистых алюминиевых кейса, скорее даже чемоданы с кодовыми замками. Под мышкой у него была толстая кожаная папка с бумагами. Выглядел Александр несколько лучше, чем несколько десятков минут назад. Можно даже сказать, что поправился и посвежел. Сбылся самый страшный кошмар Франца Зингера, да так быстро, словно "мгновенная карма".

  Александр вздохнул, подошел к оторопевшим товарищам, сунул шлем в руки онемевшему фельдшеру, вытащил из подмышки папку с бумагами и протянул Францу – Это тебе с наилучшими пожеланиями от твоих потомков. Франц  лишь только икнул в ответ. Это был полный провал и фиаско.

  На следующий день 5 ноября 1914 года, после планового прибытия МВ, в наше время отправилась часть экспедиции на Коронель. Её миссия была окончена. Вместе с ней отправился и Александр, прихватив с собой чемоданы. Также в наше время отправили пострадавший беспилотник, и кое какие агрегаты ещё одного, с надеждой об их замене. На острове из коронелевской экспедиции остались лишь капитан и механик-моторист катера. Пока что их некем было заменить.

  А тем временем Франц Зингер и Клаус Дойч готовились к серьезной порке. И надо заметить не безосновательно. Первым на экзекуцию отправился Франц, прихватив с собой бумаги, которые передал ему Александр и которые он читал и перечитывал практически все оставшиеся до отьезда время. А  Клаус, тем временем занял  место Франца на острове, прибыв срочным рейсом на катере из Пуэрто-Монта. Это произошло уже где то числа 8 или 9 ноября (отметок об этом рейсе не сохранилось, но точно известно, что произошел вселенский скандал в нашем времени, в связи с бумагами привезенными Александром из будущего).

| Прим. автора:  Содержимое документов, привезенных Александром Митчеллом  в двух чемоданах
| и папках, до сих пор является засекреченным для тех, кто живет в 23 веке. Но по данным от            
| источников, знакомых с содержимым тех документов, основная масса законов и правил,
|регулирующих перемещения во времени составлена на их основании. Данная тема не имеет к
|нашему повествованию непосредственного отношения. С некоторыми особенностями реализации
| правил и законов можно ознакомиться в так называемой «Школе начинающих путешественников во
| времени» от Котэ. Хотя она и не постоянна и имеет свойство изменять своё содержимое время от
| времени. Но это произошло от незнания Котэ свойств всем известной рекурсии, описанных в ОТО и
| СТО.

В связи с предстоящей экспедицией на Фолклендские острова, было принято несколько важных организационных решений, которые исполнялись почти моментально ввиду недостатка времени. Прежде всего экипаж катера был усилен двумя людьми из состава экспедиции на Фолкленды. В дальнейшей экспедиции они не приняли участия, а на их место прибыли из нашего времени два члена из аэродромной

команды участвовавшей в экспедиции к бою у Коронеля. Это были как раз

те, кто не пострадал в той заварушке. Как я уже описывал выше – они побывали в нашем времени, написали отчёты, получили премии и награды за спасение своих коллег, и начальство, исходя из принципа "За одного битого - двух небитых дают" отправило их назад с правом совещательного голоса в принятии решений по ходу экспедиции. Еще одним важным моментом была установка на "Майнекрафт-1" радиолокатора. Для его установки, опять же ненадолго прибыли из нашего времени пара иженеров. Ну и конечно же все беспилотники были приведены в полную боевую готовность. Да – забыл ещё: привезли еще один психотронный генератор для использования в составе экспедиции. Как и зачем? Об этом будет рассказано ниже.
  

Таким образом уже в понедельник 16 ноября 1914 года, решив все технические и организационные вопросы, экспедиция на судне "Майнекрафт-1" отправилась  на Фолклендские острова. Наипервейшей задачей, которую предстояло решить, было опять же, как и в предыдущей экспедиции – оборудование полос взлета и посадки беспилотников на ближайшей к месту боя территории.

    Итак "Майнекрафт-1" шел на Фолкленды классическим путём через Пунта-Аренас. Наличие радиолокатора позволило максимально ускорить процесс и избежать незапланированных встреч. Где то через 4 дня судно обогнуло Южную Америку и зашло на Фолклендские острова со стороны северо-запада. Идя вдоль побережья, обогнуло архипелаг с севера и вышло на Порт-Стэнли.Зашли в бухту вместе пароходом "Crown of Galicia" и нанесли визит в город. Там же встретили старых знакомых – моряков с броненосца "Канопус". Все эти телодвижения были нужны для того, чтобы исключить нездоровое внимание британцев к нашему присутствию и маневрам близ Фолкленд.

  На следующий день, дождавшись благоприятной погоды и нужного направления ветра, вышли в море и двинулись вдоль побережья на север, готовясь к высадке на берег аэродромной команды со всем их скарбом и беспилотниками. Высадив первую партию уже ближе к вечеру "Майнекрафт-1"отошел подальше от берега на ночную якорную стоянку.



Путешествия во времени в южном полушарии 31

30 мая 2021 (22:32:42)

В то время, как пострадавшие дремали около костра, оставшиеся члены аэродромной команды использовали оставшееся до восхода время для очистки и разборки беспилотников для транспортировки на катере. Как только со стороны материка начало светлеть, аэродромная команда отправилась почти налегке в рыбацкий поселок, поскольку только там катер мог подойти вплотную к берегу для погрузки и пострадавшие могли самостоятельно погрузиться там без посторонней помощи. Александру между тем становилось всё хуже и хуже.

После восхода Солнца началась стремительная эвакуация, связанная с невозможностью оперативного лечения пострадавших на месте. Оставшиеся разобранные беспилотники были погружены в длинные ящики и на тележках были подвезены  к месту их погрузки на катер. Всё остальное оборудование, личные вещи и еда проделали аналогичный путь на катер в течении нескольких часов. В это же самое время на катере докладывали по рации на наш остров Аучилу все обстоятельства и принимали решение по дальнейшем действиям. Поскольку в те часы связи с Пуэрто-Монтом не было и Клаус еще не знал о происшествии, было решено направить катер на остров, а ему навстречу отправить «Майнекрафт-1» поскольку он имел намного большую скорость чем катер, а на его борту был квалифицированный фельдшер с необходимыми препаратами и инструментами из состава экспедиции к Фолклендским островам. К тому же топлива на катере при плавании полным ходом явно не хватило бы ни до Пуэрто-Монта, ни, тем более до острова.

После полудня катер в спешном порядке отчалил от острова Санта-Марии даже не попрощавшись с местными жителями, приютившими нашу команду на острове и оставив им почти пол бочки керосина и кое что из провизии. Нужды в керосине и еде уже не было никакой. Катер шел на всех парах на юг до тех пор пока было топливо.  Команда валилась с ног от усталости. Пострадавшие , слава богу находились в тёплых койках в  каюте. Остальнаячасть экипажа отдыхала после перекуса прямо на палубе. Тем временем на острове Аучилу  был обьявлен аврал. Все члены команды «Майнекрафт-1», находившиеся на суше, в спешном порядке в течении часа погрузились на судно, захватив с собой побольше еды и топливную эмульсию для катера. Развели пары и отправились полным ходом на север навстречу катеру с пострадавшими.  Один лишь Клаус, находясь в Пуэрто-Монте, узнал о происшествии вечером 2 ноября во время сеанса радиосвязи с Аучилу. Но в данном случае ему лишь приходилось наблюдать за событиями, оставаясь всё это время возле рации и координируя действия дистанционно.

Наконец  уже утром , ближе к полудню, катер, израсходовав остатки горючего, встал на якорь вблизи Карельмапо, дожидаясь «Майнекрафт-1» и связавшись с ним по радио.  Ждать пришлось не долго. “Майнекрафт-1” на всех парах подлетел к катеру и на ходу спуская боковой трап, бросил якорь совсем рядом. Быстро погрузили пострадавших в шлюпку и подняли их на палубу. Александр почти не мог передвигаться самостоятельно и периодически после приступов кашля терял сознание. Закинули на катер с помощью шлюпок пару бочек горючей эмульсии и с десяток мешков с углём. Всё.

Менее чем через полчаса “Майнекрафт-1” снялся с якоря и отправился обратно на остров Аучилу.  Катер остался стоять на якоре до вечера прежде чем отправиться вслед  за сухогрузом – экипаж наконец то смог нормально поесть и отдохнуть.

Тем временем пострадавшими занимался фельдшер на борту «Майнекрафта-1» пока тот несся на всех парах домой. И если со здоровьем второго пострадавшего все более или менее было ясно, то, вот состояние Александра вызывало тревогу, оно ухудшалось с каждым часом. И если с высокой температурой удавалось справиться, то вот с дыханием и легкими всё было печально. Был риск отека легких, а  у фельдшера на судне и на острове Аучило не было аппарата вентиляции легких, что вызывало у всех стойкий пессимизм.

Сидя у рации и находясь постоянно на связи с судами в море, и Клаусом в Пуэрто-Монте, Франц мучительно перебирал в голове варианты действий по спасению Александра. А вариантов было не много. «Майнекрафт-1» прибыл на остров уже  перед рассветом 4 ноября. А МВ  должна была прибыть  только 5 ноября.  За это время, в случае начала отека легких можно было легко потерять Александра. А это означало крах карьеры Франца и Клауса. А Клаус еще мог и расстаться навсегда со своей нынешней семьей и детьми, поскольку дорога в будущее им была закрыта по любому. В принципе Франц мог завернуть пострадавших в Пуэрто-Монт, пока они ещё находились в пути. Но это ровном счётом ничего не давало, поскольку в те времена ещё не было аппаратов ИВЛ и других  современных реанимационных  приборов.

Оставалось только оперативное вмешательство с непонятным исходом.

Был у Франца ещё один вариант, но далеко не 100 процентный и о котором он даже и боялся подумать. Но ситуация упорно подводила Франца к такому варианту, от одних мыслей о котором у Франца начинался приступ идеосинкразии. И этот вариант был ненамного лучше смерти  Александра, по крайней мере для его начальства в лице Франца Зингера и Клауса Дойча.

Дело в том, что 4 ноября, впрочем как и в другие дни после памятного перерыва в конце октября, действовал мост по приему МВ  из разных времен в текущем 1914 году. Я уже писал про эту особенность работы лаборатории неоднократно. Тогда в ноябре 1914 года  мост работал всего 1 час в день и минимальная команда техников для обеспечения этого моста жила на острове тогда.  И поскольку с момента прибытия судна с пострадавшими до того магического моста оставалось всего пару часов, то, Клаус, приняв на грудь несколько сот капель успакаивающей спиртосодержащей жидкости, чтобы не думать о последствиях, отдал приказ перевезти Александра с судна на остров в зал для приема МВ. Привести его в сознание с тем, чтобы одеть на него вакуумный скафандр для перемещения во времени и дожидаться появления МВ. Да – еще забыл сказать , тут такое дело : МВ могла прилететь, а могла и не прилететь. Вероятность прилета – 80%. Вообщем - на острове в ту ночь никто не спал. Кто умел – молился, а ктото молча нализался успокаивающей спиртосодержащей жидкости….. Клаус, фельдшер и еще пару человек находились в зале МВ, дожидались прилета и не давали Александру уснуть, поскольку тот лежал на носилках без шлема и под капельницей. Шлем должны были на него надеть в самый последний момент в случае прилета МВ и времени на всё про всё было не более пары - тройки минут после того, как МВ покинут пассажиры.

Вобщем машина в тот раз прилетела и Александра закинули на носилках аж ногами вперед,  хотя он  конечно был хоть и  не огурчик, но всё еще дышал самостоятельно (народ у нас не суеверный, хотя иногда бывает и перекреститься может от неожиданности). Под мышку ему сунули папку с  историей болезни, написанной от руки фельдшером. Закрыли шлюз, нажали кнопку, дождались хлопка и все хором выдохнули!    Но не тут то было……  

 

Путешествия во времени в южном полушарии 30

11 мая 2021 (18:12:10)

Замысел экспедиции состоял в сьемке с воздуха всех деталей морского боя произошедшего 1 ноября. Особенный упор делался на сьемку координат затопленных кораблей для дальнейшего изьятия артефактов для музейных экспонатов и научных исследований. Всего в операции было задействовано 3 беспилотника из 4  доставленных на остров. Четвертый находился в резерве.  Экспедиция состояла из двух команд: аэродромная команда, находившаяся всё время на острове и осуществлявшая заправку топливом, и взлет и посадку беспилотников. Команда состояла из четырех человек. Вторая команда – команда пилотов операторов, находившаяся на катере, тоже состояла из четырех человек. Оставшиеся два человека управляли катером. Собственно – капитан-рулевой и  машинист-кочегар. Иногда, в трудные моменты, кто либо из пилотов привлекался к управлению катером в качестве матроса.

Запуск и посадка беспилотников происходили на огромной песчаной косе. Для запуска использовалась простейшая катапульта из жгутов резины. Многие наверно видели сей процесс. Он отдаленно чем то напоминает стрельбу из рогатки. Растянутая резина цепляется к передней стойке шасси беспилотника, затем  шасси перестают удерживать и самолет резко взмывает в воздух, пробежав всего несколько метров по песчаной полосе.  В момент старта беспилотники управляются  с пультов аэродромной команды. А после того, как шасси убираются - управление берут на себя пилоты, находящиеся на катере. Посадка происходит в обратном порядке, правда посложнее – необходимо садиться против ветра. Или в крайнем случае по ветру. И совсем запрещено при боковом ветре, т.к. легко можно утопить или перевернуть летательный аппарат.

Обе команды занимались тренировками в течении последних двух недель. Особое внимание уделялось посадкам ночью и при плохой погоде, несмотря на то, что беспилотники могли летать и по программе и все возможные варианты полетов были забиты у них в памяти. И это было правильное решение, поскольку в реальности 1 ноября была такая плохая погода, что  беспилотники использовались на пределе своих возможностей и операторам постоянно приходилось вмешиваться в полеты, чтобы врчную исправить косяки программы, что в конце концов привело к тому исходу, о котором я собираюсь тут поведать читателям.

Броненосный крейсер "Шарнхорст" (1905-1914г)

В тот день 3 беспилотника стартовали где то в 16 часов по местному времени.  Заправлены они были по максимуму, т.е приблизительно 8-10 часов полета в зависимости от погоды. Один из них отправился на юг для сопровождения английской эскадры. Два других отправились на север к немецкой эскадре. Сам катер  с пилотами начал своё движение приблизительно  40-50 километрами севернее острова Санта-Мария и постепенно , по мере развития событий вышел на траверз острова с севера на юг.  Сам экипаж катера в месте с пилотами визуально наблюдали бой на горизонте, находясь примерно в 20-30 километрах от места события, ближе к побережью Чили. Сами беспилотники летали над местом боя по замкнутому маршруту, постепенно смещаясь на юг  со скоростью комбатантов. И снимали, снимали видео , отдавая его на борт катера. Сами при этом оставались практически невидимыми для экипажей кораблей, отчасти потому, что находились в невыгодном ракурсе для наблюдения, отчасти потому, что экипажы были заняты другими делами и им некогда было считать ворон.

По мере приближения Солнца к горизонту, беспилотники всё ближе приближались к месту боя. Их турбовинтовые двигатели были весьма бесшумными, а размеры и окраска фюзеляжа делали их практически невидимыми вплоть до расстояния нескольких сот метров. Видеокамеры умели снимать в темноте, а на случай тумана и дождя работали инфракрасные обьективы.

В общем к 10 часам вечера беспилотники выполнили поставленную задачу. Выполнение оказалось нелегким, особенно в связи с плохой погодой, пилотам постоянно  приходилось  вмешиваться в программу полетов и переходить на ручное управление, поскольку программа не справлялась с причудами погоды и не могла задать верный курс полета для полноценной видеосьемки и постоянно сбивалась. К тому времени катер уже почти подошел к острову Санта-Мария и оставалось всего лишь удачно посадить беспилотники с учетом мерзкой погоды и волнения на море. Первый беспилотник посадили в общем удачно, если не считать неполного капотажа в конце пробега. Аппарат заехал в сухой песок и уткнулся в него  носом, в котором находилась головка с видеокамерами. Ерунда, если не считать обьективов сильно забитых песком. Аппарат оттащили в сторону с посадочной полосы и занялись следующим . Попросили пилота второго беспилотника взять левее – поближе к воде. Дублер пилота стоял с пультом управления в самом начале посадочной полосы и должен был перехватить управление как только увидит сам беспилотник. Поскольку дело было ночью, у него с собой был огромный аккумуляторный фонарь , который стоял на земле и  освещал предполагаемую зону подлета беспилотника. На самом

беспилотнике тоже были включены так называемые АНО.  Дублер уже наблюдал визуально разноцветные огни заходящего с моря аппарата. Аппарат летел низко – метров 5 над водой  и делал последний доворот до финишной прямой, как случилось неожиданное: огромная стена воды, образовавшееся вследствии удара о прибрежные камни, буквально накрыла аппарат. Мгновение – и работавший на малых оборотах двигатель заглох. Аппарат так и не вышел из виража. Потеряв остатки высоты, вошел левым крылом в воду у самого берега, а прибрежная волна накрыла его и протащив по дну сначала в одну сторону – к берегу, затем в другую сторону и стала уносить его в море.  

Александр – так звали дублера пилота, сразу понял по пропавшему звуку работающего мотора, что произошла неприятность. Навигационные огни аппарата мелькали среди прибрежных волн. Он схватил фонарь и побежал к воде. На бегу оценив ситуацию, что есть мочи заорал товарищам на берегу, чтобы тащили веревку, а сам бросился с разбегу в набежавшую волну.  Надо заметить , что дно в том месте было достаточно пологое и Александру удалось схватить руками фюзеляж беспилотника до того как волна утащит его на глубину. Он стоял по грудь в воде и пытался удержать самолет на месте на плаву, но ему не хватало собственной массы тела и его вместе с самолетом сносило от берега на глубину. Всё это время, пока он сражался с волнами, он кричал в сторону берега и звал своих коллег. При этом он здорово наглотался соленой воды. Впрочем они не заставили себя долго ждать: Один из них, держа в руке конец длинной веревки, раскатанной по берегу, забрел в воду и присоединился к Александру. Вдвоем им удалось привязать беспилотник к веревке, и оставшиеся на берегу товарищи стали потихоньку вытягивать его из воды.

Вся процедура спасения заняла минут 5-10 не больше, но имела пренеприятнейшие последствия. Дело в том, что в это время года вода в океане не прогревается выше 10 градусов, а в тот день она вообще не поднималась выше 7-8 градусов. По этой причине в бою при Коронеле не было выживших британских моряков с потопленных крейсеров «Гуд Хоуп» и «Монмут». По этой же причине Александр и  спасавший его товарищ переохладились настолько, что им сразу же потребовалась медицинская помощь. А Александр к тому же еще и наглотался соленой воды и его потребовалось вытаскивать из воды, поскольку он уже замерз настолько,что не мог самостоятельно передвигаться.

Вытащив пострадавших и утонувщий беспилотник из воды, оставшиеся двое товарищей посадили третий беспилотник и тут же стали приводить в чувство своих коллег.  Они сразу же запалили огромный костёр, раздели пострадавших и стали их разогревать и сушить одежду. Притащили из платки все аптечки и заставили пострадавших принять вовнутрь все спиртосодержащие жидкости.

Впринципе ничего страшного не произошло, но у Александра начался нехороший кашель и поднялась температура. Второй пострадавший чувствовал себя гораздо лучше. Связались по рации с катером, который плавал неподалеку и доложили обстановку. На катере ничем не могли им помочь. Причалить к берегу катер мог только с рассветом, до которого было еще больше часа.

Путешествия во времени в южном полушарии 29

1 мая 2021 (17:56:21)

На следующий день , прежде чем возобновить обычную жизнь на острове, народ собрался и поднял ранее опущенные мачты с антенной. Франц возобновил радиосвязь с Клаусом, находящимся в Пуэрто-Монте. И практически весь оставшийся день они обсуждали по радио все прошедшие и предстоящие события. В конце концов по итогам обсуждений решили изменить первоначальный план действий и внести в него дополнения по итогам уже прошедших событий.

Прежде всего было решено вернуть временно на остров из Пуэрто-Монта “Майнекрафт-1”. А “Майнекрафт-2”, шедший из Вальпараисо с грузом угля в барже, перенаправить тоже на остров, минуя Пуэрто-Монт.  Для этого буквально уже на следующий  день “Майнекрафт-1” покинул порт и отправился на перехват “Майнекрафт-2”(На буксире тогда еще не было радиостанции). И уже 25 октября они оба встали на якорь у бухты на севере Аучилу, прямо на виду у британских крейсеров, которые совершали маневры неподалёку южнее. Затем во время ближайшего прилива буксир “Майнекрафт-2” загнал полную угля(500тонн) баржу в бухту на самую большую песчаную отмель, а якоря баржи вытащили прямо на берег. Теперь стащить баржу с отмели можно было только во время прилива.

В добавок ко всему было решено провести 27 октября учебные стрельбы на острове. Участвовать в стрельбах должны были все находящиеся на острове и судах. 26 октября состоялось  внеплановое прибытие МВ с едой для экипажей судов. Для нашей экспедиции на борту “Майнекрафт-1” были доставлены полуфабрикаты. Для экипажа буксира было привезены сырые продукты, как то – картофель, овощи, крупа, говяжья туша и т.д. , чтобы они могли готовить себе еду на своём буксире на якорной стоянке не сходя на берег по известным причинам, о которых я уже писал раньше.

27 октября учебные стрельбы открыли моряки с буксира, которые на   шлюпках вместе с оружием прибыли в бухту и сошли на берег. За час до этого события пара охранников вместе со сторожем сплавали на шлюпке к британским крейсерам, которые стояли на якорной стоянке в  миле от острова и предупредили их о предстоящих учениях со стрельбой.  Отстрелявшись, моряки с буксира забрали с собой продукты и отплыли к себе на судно. На их место прибыла вахта с буксира и после стрельб в таком же порядке, забрав продукты, отбыла к себе. Тут надобно добавить,  что пулемет, приписанный к буксиру, им пришлось оставить на острове, а взамен им выдали пару винтовок. Это было связано с тем, что Клаус с Францем посчитали буксир без баржи с углем менее привлекательной целью для нападения. А на острове пулемет был нужнее. А чтобы капитан буксира не расстраивался, ему подарили новенький револьвер 45 калибра за хорошую службу : )))

После моряков с буксира стрельбы продолжили моряки сухогруза , а за ними все кто находился на острове. И стрельба продолжалась до захода Солнца.

Забыл еще про двух техников по обслуживанию МВ. Они прибыли 26 октября вместе с продуктами и занялись подготовкой к возобновлению коммерческих рейсов МВ.  28 октября было открыто плановое временное окно длительностью в 1 час. И уже в первый день было два рейса. Техники дежурили вдвоём каждый день. Остальное время они занимались различными работами на острове. Такой режим работы МВ продолжался до возобновления достройки подземного ангара.

Итак, было решено отправить буксир “Майнекрафт-2” в Пуэрто-Монт сразу после отбытия туда крейсера “Отранто”. Оставшиеся пару дней буксир провел вместе с экипажем на якоре у восточного побережья острова. Морякам было дозволено заниматься рыбалкой и высаживаться на берег только напротив стоянки буксира и не уходить с берега вглубь острова. В то же самое время сухогруз  “Майнекрафт-1 ” стоял  на якоре в 100 метрах или менее от входа в бухту на северном конце острова. Часть экипажа находилась всё это время на острове, возвращаясь на судно только для принятия пищи. А часть экипажа занималась любительской съемкой английской эскадры с шлюпок и с берега , а также с помощью маленького трикоптера. Размеры его были таковы, что позволяли уверенно вести сьемку с расстояния 500м без опасения быть обнаруженным. Иногда вечером удавалось подлетать и ближе, если снимать со стороны острова. Самое главное, что англичане ни о чем не догадывались.

В конце концов английская эскадра ушла в море, а за ней и “Отранто” отбыл в Пуэрто-Монт. Вслед за ним уже ночью ушел и наш буксир. Моряки должны были сойти на берег в родном порту, получить жалование и провести почти месяц в вынужденном отпуске.

Тем временем на острове экипаж “Майнекрафт-1” проводил учебные полеты беспилотников, которые должны были участвовать в сьемках морского боя. Полеты и тренировки проходили с небольшими перерывами, вызванными различными причинами. Один из таких перерывов случился уже сразу после морского боя у Коронеля 1 ноября 1914 года.

С историей самого боя,  думаю знакомы многие. Сама экспедиция и съемки боя тоже прошли в общем без значительных эксцессов и были признаны успешными. Но вот в самом процессе Клаус Дойч и Франц Зингер допустили эпические ошибки, которые доставили ужасные неприятности многим поколениям их потомков и при этом втянули в мутное дело огромное количество ни в чём не повинных и в общем то посторонних людей.

Итак, следуя хронологии, отправимся на остров Санта-Мария в 1 ноября 1914 года, чтобы узреть всю цепочку событий с самого начала. 

Берег острова Санта-Мария.

Путешествия во времени в южном полушарии 28

23 января 2021 (17:06:15)

  Техники-наблюдатели тотчас же известили по рациям всех находящихся на острове о начале операции. Были включены психотронные генераторы. Гребцы заняли свои места в шлюпке, а Франц стоял рядом  на мостках и рассматривал в полевой бинокль  выход из бухты, ловя момент попадания вражеской шлюпки в зону действия генераторов. В это же время расчет пулемета в составе двух бойцов с оружием выдвинулся от домика сторожа к своей позиции на восточном побережье. Все находились в ожидании команд передаваемых по рациям. Кто то прижимал рукой к уху гарнитуру скрытого ношения, кто то слушал рацию прямо так – из внутреннего кармана верхней одежды.  Наблюдатели докладывали обстановку непрерывно.
  Тем временем шлюпка с британскими моряками достаточно быстро приближалась ко входу в бухту, не прошло и полчаса, как шлюпка с моряками оказалась в зоне действия пси. генераторов – до прохода в бухту оставалось менее 100 метров.  Гребцы на какое то время “зависли” и перестали грести – весла шлюпки остановились  над водой. Шлюпка какое то время продолжала движение по инерции, затем легла в дрейф, так и не достигнув прохода  – западный ветер стал сносить шлюпку   вдоль берега выталкивая её из устья прохода.   
  Франц уже видел шлюпку в свой бинокль. Отвязал швартовый конец от мостков, прыгнул в шлюпку и бойцы начали не спеша грести к выходу из бухты, ожидая отключения пси. генераторов.  Тем временем шлюпка с британцами вышла из поля зрения Франца, уносимая  ветром всё восточнее и дальше от берега. Через какое то время британские гребцы очнулись и вновь заработали вёслами, разворачивая свою шлюпку  по ветру. Стало ясно , что они покинули зону действия пси генераторов. По нашим рациям прошла команда об отключении генераторов. Франц сел за румпель, а наши гребцы стали работать веслами в полную силу, устремившись за неприятельской шлюпкой. Пока наши гребцы преодолевали проход, британцы огибали каменистую гряду на северо восточном мысе, выходящую далеко в пролив. Наша шлюпка выходила за береговую линию, выходя на открытую воду, британцы тем временем уже обогнули каменную гряду и разворачивались на юг примерно в 300 метрах от берега. Франц пошел ближе к берегу прямо через каменную гряду. Он лучше знал местность и знал где можно проскользнуть между каменными глыбами, торчащими из воды и омываемыми пенным прибоем. Тем временем британская шлюпка зашла за береговую линию и скрылась из поля зрения. Наши гребцы поднажали и наконец прошли  северную оконечность острова довернули почти на 90 градусов к югу и через 200 метров  прошли каменную гряду на хорошей скорости и очень рискованно.  Франц знал, что делает и  наша шлюпка сразу оказалась между британской и берегом. Правда метрах в 500 позади британской шлюпки.Теперь, если бы британцы задумали повернуть к берегу , они были бы немедленно перехвачены нашими. Некоторое время шлюпки шли примерно параллельными курсами, но наша была чуть быстрее, правда наши бойцы уже порядком под устали. Тогда Франц решил привлечь к себе внимание, тем более все были при оружии и в шлюпке были спасательные спецсредства. Франц решил пустить красную сигнальную ракету в воздух, чтобы привлечь к себе внимание. После запуска ракеты он схватил жестяной рупор и стал орать  что то нечленораздельное в сторону британцев. Эти действия привели к нужному результату: все кто не был занят греблей на британской шлюпке развернули головы в нашу сторону, а кто то даже привстал и стал рассматривать нашу шлюпку в бинокль.

Британская шлюпка замедлилась. Затем постепенно стала доворачивать в сторону берега – британцы искали место для удобной высадки на остров. Расстояние между шлюпками стало неуклонно уменьшаться. Франц перестал орать в свой рупор, встал, достал из деревянной кобуры свой огромный  “чекистский” Маузер и стал демонстративно размахивать им над головой. Британцы шли к берегу. Наши шли им наперерез. Когда расстояние между шлюпками сократилось метров до 100. Франц опять взял в одну руку свой рупор и стал как можно громче зачитывать через него требования прекратить движение, а также обвинения в нарушении морских, государственных и других законов, продолжая размахивать своим пистолетом, который был у него в другой руке. Британцы уже таращились на нас без всяких биноклей  и о чем то оживленно переговаривались. О чем? Они наверное сами себя не слышали, поскольку Франц перекрывал своим рупором любые звуки. Тем не менее, британская шлюпка продолжала двигаться к берегу, до которого оставалось  наверное менее 200 метров.

  Наконец наша шлюпка оказалась  прямо по курсу британцев. До них оставалось менее 30-40 метров. Франц закончил зачитывать свои обвинения и перешел к прямым угрозам открытия огня в случае неповиновения его приказам. Расстояние между шлюпками неуклонно сокращалось.  Британцы взяли правее и практически проскочили в паре метров перед носом у Франца, выкрикивая в свою очередь ему угрозы и потряхивая над головами  своими револьверами и винтовками. Франц  шепнул в гарнитуру своей рации команду на открытие предупреждающего огня пулеметному расчету. В ту же секунду с берега раздался треск пулемета и  правее вдоль борта  британской шлюпки, метрах в десяти поднялись маленькие фонтанчики воды от пуль. Пулеметчики стреляли метко и очень  убедительно.
  Это была домашняя заготовка, придуманная нашими бойцами охраны, и которой они впоследствии очень  гордились. Не зря они весь вчерашний день рыли окопы вдоль всего восточного побережья острова в наиболее проблемных с точки зрения высадки десанта местах. А сегодня пулеметный расчет всё время сопровождал британскую шлюпку по берегу, двигаясь скрытно - от  окопа к окопу.Франц  еще добавил в свой рупор фразу, что то вроде:
- Следующая очередь будет на поражение.
и
- У нас патронов и снарядов хватит на весь ваш грёбаный британский флот.
   Британцы слегка офигели от такого поворота событий и слегка приуныли. Делать было нечего – пришлось возвращаться на свой корабль несолоно хлебавши. Франц  с бойцами поплыли вслед за ними для закрепления результата.
  Следующая фаза операции длилась достаточно долго(несколько часов). Надо было донести до британского начальства,  находящегося на крейсерах, свои намерения о пресечении любой незаконной деятельности в чилийских территориальных водах в общем и на острове в  частности. Надобно было убедить их, что перед ними расположен крупный опорный пункт обороны с серьезным гарнизоном, хорошим вооружением и охраной, готовый отстаивать государственные и частные интересы. И установить таким образом свой статус кво.
  К тому времени, как наши бойцы догребли до “Отранто”, британские моряки уже поднялись на свой крейсер, а шлюпку готовили к поднятию. Франц  подошел на шлюпке вплотную к забортному трапу и бросил швартовый конец в руки британскому матросу, спустившемуся на нижнюю площадку трапа. Пока матрос привязывал швартовый, Франц крикнул вверх, что представляет чилийскую береговую охрану и потребовал пригласить к нему капитана. В свою очередь капитан через рупор пригласил  Франца на капитанский мостик. В конце концов договорились встретиться на палубе возле трапа.
О’кей.
  Капитан спустился на палубу и предложил Францу, который уже поднялся по трапу, закурить. С собой у капитана была коробка с огромными ароматными сигарами. Франц не отказался, поблагодарив взял одну, отгрыз кончик и закурил от зажигалки заботливо  предоставленной капитаном . О чем они негромко говорили в течении приблизительно 10-15 минут – история умалчивает. Бойцы, сидевшие в шлюпке возле трапа, были достаточно далеко. Высота борта была – ого го.  Ну да ладно. Сам Франц – надеюсь, когда нибудь напишет о разговоре в своих мемуарах.
  Выкурив по сигаре, Франц и капитан пожали друг другу руки и Франц, вполне довольный, спустился по трапу и сел в шлюпку. Британский матрос отвязал швартовый и наша делегация отправилась домой. Судя по физиономии Франца – дело было сделано и оставалось только поддерживать свой стаус кво.
  
Вечером весь остров слегка отпраздновал это событие, хотя было произнесено и пару тостов за упокой английских моряков с крейсера “Монмут”, которых мы видели и фоткали издалека последний раз. Фотки эти, кстати экспонируются сейчас в музее на радость потомкам погибших моряков.

_______________________

Страницы: « 1 2 Читать с начала