alt-lab.org — 2021

Путешествия во времени в южном полушарии 28

23 января 2021 (17:06:15)

  Техники-наблюдатели тотчас же известили по рациям всех находящихся на острове о начале операции. Были включены психотронные генераторы. Гребцы заняли свои места в шлюпке, а Франц стоял рядом  на мостках и рассматривал в полевой бинокль  выход из бухты, ловя момент попадания вражеской шлюпки в зону действия генераторов. В это же время расчет пулемета в составе двух бойцов с оружием выдвинулся от домика сторожа к своей позиции на восточном побережье. Все находились в ожидании команд передаваемых по рациям. Кто то прижимал рукой к уху гарнитуру скрытого ношения, кто то слушал рацию прямо так – из внутреннего кармана верхней одежды.  Наблюдатели докладывали обстановку непрерывно.
  Тем временем шлюпка с британскими моряками достаточно быстро приближалась ко входу в бухту, не прошло и полчаса, как шлюпка с моряками оказалась в зоне действия пси. генераторов – до прохода в бухту оставалось менее 100 метров.  Гребцы на какое то время “зависли” и перестали грести – весла шлюпки остановились  над водой. Шлюпка какое то время продолжала движение по инерции, затем легла в дрейф, так и не достигнув прохода  – западный ветер стал сносить шлюпку   вдоль берега выталкивая её из устья прохода.   
  Франц уже видел шлюпку в свой бинокль. Отвязал швартовый конец от мостков, прыгнул в шлюпку и бойцы начали не спеша грести к выходу из бухты, ожидая отключения пси. генераторов.  Тем временем шлюпка с британцами вышла из поля зрения Франца, уносимая  ветром всё восточнее и дальше от берега. Через какое то время британские гребцы очнулись и вновь заработали вёслами, разворачивая свою шлюпку  по ветру. Стало ясно , что они покинули зону действия пси генераторов. По нашим рациям прошла команда об отключении генераторов. Франц сел за румпель, а наши гребцы стали работать веслами в полную силу, устремившись за неприятельской шлюпкой. Пока наши гребцы преодолевали проход, британцы огибали каменистую гряду на северо восточном мысе, выходящую далеко в пролив. Наша шлюпка выходила за береговую линию, выходя на открытую воду, британцы тем временем уже обогнули каменную гряду и разворачивались на юг примерно в 300 метрах от берега. Франц пошел ближе к берегу прямо через каменную гряду. Он лучше знал местность и знал где можно проскользнуть между каменными глыбами, торчащими из воды и омываемыми пенным прибоем. Тем временем британская шлюпка зашла за береговую линию и скрылась из поля зрения. Наши гребцы поднажали и наконец прошли  северную оконечность острова довернули почти на 90 градусов к югу и через 200 метров  прошли каменную гряду на хорошей скорости и очень рискованно.  Франц знал, что делает и  наша шлюпка сразу оказалась между британской и берегом. Правда метрах в 500 позади британской шлюпки.Теперь, если бы британцы задумали повернуть к берегу , они были бы немедленно перехвачены нашими. Некоторое время шлюпки шли примерно параллельными курсами, но наша была чуть быстрее, правда наши бойцы уже порядком под устали. Тогда Франц решил привлечь к себе внимание, тем более все были при оружии и в шлюпке были спасательные спецсредства. Франц решил пустить красную сигнальную ракету в воздух, чтобы привлечь к себе внимание. После запуска ракеты он схватил жестяной рупор и стал орать  что то нечленораздельное в сторону британцев. Эти действия привели к нужному результату: все кто не был занят греблей на британской шлюпке развернули головы в нашу сторону, а кто то даже привстал и стал рассматривать нашу шлюпку в бинокль.

Британская шлюпка замедлилась. Затем постепенно стала доворачивать в сторону берега – британцы искали место для удобной высадки на остров. Расстояние между шлюпками стало неуклонно уменьшаться. Франц перестал орать в свой рупор, встал, достал из деревянной кобуры свой огромный  “чекистский” Маузер и стал демонстративно размахивать им над головой. Британцы шли к берегу. Наши шли им наперерез. Когда расстояние между шлюпками сократилось метров до 100. Франц опять взял в одну руку свой рупор и стал как можно громче зачитывать через него требования прекратить движение, а также обвинения в нарушении морских, государственных и других законов, продолжая размахивать своим пистолетом, который был у него в другой руке. Британцы уже таращились на нас без всяких биноклей  и о чем то оживленно переговаривались. О чем? Они наверное сами себя не слышали, поскольку Франц перекрывал своим рупором любые звуки. Тем не менее, британская шлюпка продолжала двигаться к берегу, до которого оставалось  наверное менее 200 метров.

  Наконец наша шлюпка оказалась  прямо по курсу британцев. До них оставалось менее 30-40 метров. Франц закончил зачитывать свои обвинения и перешел к прямым угрозам открытия огня в случае неповиновения его приказам. Расстояние между шлюпками неуклонно сокращалось.  Британцы взяли правее и практически проскочили в паре метров перед носом у Франца, выкрикивая в свою очередь ему угрозы и потряхивая над головами  своими револьверами и винтовками. Франц  шепнул в гарнитуру своей рации команду на открытие предупреждающего огня пулеметному расчету. В ту же секунду с берега раздался треск пулемета и  правее вдоль борта  британской шлюпки, метрах в десяти поднялись маленькие фонтанчики воды от пуль. Пулеметчики стреляли метко и очень  убедительно.
  Это была домашняя заготовка, придуманная нашими бойцами охраны, и которой они впоследствии очень  гордились. Не зря они весь вчерашний день рыли окопы вдоль всего восточного побережья острова в наиболее проблемных с точки зрения высадки десанта местах. А сегодня пулеметный расчет всё время сопровождал британскую шлюпку по берегу, двигаясь скрытно - от  окопа к окопу.Франц  еще добавил в свой рупор фразу, что то вроде:
- Следующая очередь будет на поражение.
и
- У нас патронов и снарядов хватит на весь ваш грёбаный британский флот.
   Британцы слегка офигели от такого поворота событий и слегка приуныли. Делать было нечего – пришлось возвращаться на свой корабль несолоно хлебавши. Франц  с бойцами поплыли вслед за ними для закрепления результата.
  Следующая фаза операции длилась достаточно долго(несколько часов). Надо было донести до британского начальства,  находящегося на крейсерах, свои намерения о пресечении любой незаконной деятельности в чилийских территориальных водах в общем и на острове в  частности. Надобно было убедить их, что перед ними расположен крупный опорный пункт обороны с серьезным гарнизоном, хорошим вооружением и охраной, готовый отстаивать государственные и частные интересы. И установить таким образом свой статус кво.
  К тому времени, как наши бойцы догребли до “Отранто”, британские моряки уже поднялись на свой крейсер, а шлюпку готовили к поднятию. Франц  подошел на шлюпке вплотную к забортному трапу и бросил швартовый конец в руки британскому матросу, спустившемуся на нижнюю площадку трапа. Пока матрос привязывал швартовый, Франц крикнул вверх, что представляет чилийскую береговую охрану и потребовал пригласить к нему капитана. В свою очередь капитан через рупор пригласил  Франца на капитанский мостик. В конце концов договорились встретиться на палубе возле трапа.
О’кей.
  Капитан спустился на палубу и предложил Францу, который уже поднялся по трапу, закурить. С собой у капитана была коробка с огромными ароматными сигарами. Франц не отказался, поблагодарив взял одну, отгрыз кончик и закурил от зажигалки заботливо  предоставленной капитаном . О чем они негромко говорили в течении приблизительно 10-15 минут – история умалчивает. Бойцы, сидевшие в шлюпке возле трапа, были достаточно далеко. Высота борта была – ого го.  Ну да ладно. Сам Франц – надеюсь, когда нибудь напишет о разговоре в своих мемуарах.
  Выкурив по сигаре, Франц и капитан пожали друг другу руки и Франц, вполне довольный, спустился по трапу и сел в шлюпку. Британский матрос отвязал швартовый и наша делегация отправилась домой. Судя по физиономии Франца – дело было сделано и оставалось только поддерживать свой стаус кво.
  
Вечером весь остров слегка отпраздновал это событие, хотя было произнесено и пару тостов за упокой английских моряков с крейсера “Монмут”, которых мы видели и фоткали издалека последний раз. Фотки эти, кстати экспонируются сейчас в музее на радость потомкам погибших моряков.